Рисовые террасы в провинции Юньнань

В Китае я была дважды, и что-то мне подсказывает, что туда я еще обязательно вернусь. Наверное, целой жизни не хватит, чтобы посмотреть его весь и тем более понять. Китай — это другой мир, другая жизнь, другая планета. Не перечислить всех трудностей, которые сваливаются тебе на голову, как только попадаешь туда: культурные различия, язык, еда. Но побывав там однажды, по каким-то необъяснимым причинам туда тянет снова и снова. И вот возвратившись домой из, казалось бы, длительного путешествия, ты уже представляешь, как снова вернешься туда, планируешь новое и с нетерпением ждешь, когда это произойдет. При этом к поездке в Китай нужно подходить со всей тщательностью: детально спланировать маршрут, продумать все перемещения и остановки в гостиницах, подготовить таблички с названиями тех мест (записать иероглифами), которые собираетесь посетить. Желательно выучить несколько несложных фраз, чтобы хоть немного уметь изъясняться на китайском. Поэтому если вы созрели для такого серьезного путешествия и собираетесь так далеко забраться, то не поленитесь заехать посмотреть на рисовые террасы в провинции Юньнань. На мой взгляд, это одно из самых интереснейших мест в Китае.

В Китае есть несколько локаций с рисовыми террасами, но самые интересные и живописные находятся в округе Юаньян (元阳) в провинции Юньнань (云南). Чтобы попасть туда, нужно сначала прилететь в Куньмин (昆明) — столицу и крупнейший город провинции, а далее добираться на автобусе. Лететь придется скорее всего с пересадкой в Пекине или Шанхае. Железнодорожного сообщения между Пекином и Куньмином нет, но построить ветку в будущем там собираются. Мы летели авиакомпанией ChinaEast из Сингапура с пересадкой в Гуанчжоу.

Из международного аэропорта Куньмин Чаншуй до города можно добраться на метро (экспрессная линия № 6) или на автобусе. Мы завозились в аэропорту, так как нужно было отыскать в чемодане теплые вещи, переодеться (температура 1 марта в Куньмине была около +10 °С), а летние и ненужные вещи упаковать и сдать в камеру хранения. Поэтому когда мы справились, на улице было уже темно, а станция метро, расположенная непосредственно в аэропорту, была закрыта. Нам пришлось ехать на автобусе. При этом сели мы в первый попавшийся автобус, идущий до города.

Как назло у моего мужа выключился телефон и не хотел включаться (проблемы начались после серфинга на Бали, когда мы брали телефон с cобой на океан), а наш хостел в Куньмине был отмечен на карте в телефоне. Без карты мы не знали, как до него добраться. Знали лишь название и то, что он находится возле торгового центра Walmart. Гид из нашего автобуса, который сопровождал китайскую группу туристов, английским не владел и помочь нам не смог. На остановке, где все выходили, он пригласил нас в свой офис. Но девушки, работающие там, также не смогли нам помочь. Тогда мы спросили, где находится ближайшая станция метро, и они указали направление. Через 10 минут мы и вправду обнаружили метро. Спустились вниз и увидели автомат для покупки билетов. Я помнила, что название нужной нам станции (изначально мы планировали ехать на метро) состоит из двух иероглифов. К счастью, таких станций было всего две. В названии одной из них присутствовал иероглиф «запад», а наш хостел располагался именно в этом направлении. Мы купили билеты и доехали до нужной станции.

Когда мы вышли на улицу, то увидели людей на мотобайках, в накинутых сверху на себя одеялах, которые предлагали услуги такси. От такого «заманчивого» транспорта мы отказались: одеял-то у нас не было, а к ночи значительно похолодало. Спросили у первого встречного дорогу до Walmart и пошли пешком. При этом было ощущение, что мы находимся в одной из постсоветских стран: широкие улицы, монументальная архитектура. Наш хостел располагался через дорогу от Walmart. Перейдя дорогу и проблуждав не более 5 минут, нам удалось обнаружить вывеску. Нас без проблем заселили, вручив каждому китайское яблоко — большое, сочное, внешне похожее на грушу — которое очень пришлось кстати во время длительного автобусного переезда в Сицзе.

Хостел оказался бы настоящей находкой, если бы дело было летом. Там имелись терраса с шезлонгами и подвесными креслами, бар с мягкими диванами, бильярд, настольный теннис и другие развлечения — все под открытым небом. Туалет и души были под крышей, но идти к ним нужно было по коридору на улице. Отопления в комнатах не было — на юге Китая его в принципе нет. Кроме того, в нашей комнате была открыта форточка.

Оставив вещи, мы отправились перекусить. Место долго искать не пришлось. Прямо на улице, в сквере в непосредственной близости от жилых домов, китайская пара, по-видимому муж и жена, жарила на мангале шашлычки: мясные, овощные, сырные. Мы заказали ассорти и две бутылки пива. Посетителей, кроме нас, в импровизированном кафе не было. Кушали там же, на улице, расположившись на каких-то деревянных ящиках. Именно тогда впервые мой муж сказал, что ему тут нравится. Признался, что поначалу сильно переживал, когда возникли трудности в аэропорту с тем, чтобы сдать вещи в камеру хранения, когда выключился телефон и мы остались в незнакомом городе без малейшего представления, куда идти, что вокруг практически никто не говорит по-английски и тебя никто не понимает. Но сейчас, когда все позади и мы благополучно добрались, — сказал он, — можно расслабиться и насладиться нашим первым вечером в Китае.

Вернувшись в хостел, я захотела попить чая перед сном, и мы отправились в бар. Услышав из моих уст «сhá», бармен указал на компанию, сидящую за большим столом. Ребята дружественным жестом пригласили нас к ним присоединиться и налили в свободные кружки чаю. Компания состояла из студентов, некоторые из них немного говорили по-английски. Из разговора выяснилось, что компаний на самом деле несколько и познакомились они все здесь, в хостеле. Парень, владеющий английским лучше остальных, рассказал, что у них сейчас каникулы и это время они используют для путешествия по Китаю. Назвал города, в которых они уже побывали и которые только планируют посетить, а мы в свою очередь поделились с ним нашим маршрутом. При этом все время, пока мы болтали, нам подливали чай. Знайте, что в Китае даже незнакомцы всегда угостят вас чаем и будут подливать до тех пор, пока не закончится беседа. Немного согревшись и пожелав «новым друзьям» спокойной ночи, мы отправились спать. К слову, спали мы в ту ночь в одежде, а в душ так и не осмелились сходить.

Встали мы рано, так как с самого утра у нас было запланировано много дел. Первым долгом мы отправились в Walmart, чтобы купить дорожную сумку (после прилета все нужные мне для Китая вещи лежали в большом пакете) и куртку мужу — из теплых вещей у него были только байка и термобелье. В итоге купили тонкий пуховичок и сумку на колесах — все по каким-то смешным ценам и по случайному совпадению оранжевого цвета. Затем мы отправились в салон связи, чтобы купить местные SIM-карты. Сделать это оказалось не просто. Нас подключили на тариф типа «100 минут по Китаю + 50 SMS в провинции Юньнань». Но когда стали проверять и муж набрал мой номер, дозвониться у него не получилось. Не знаю, в чем там было дело (видимо, хозяин салона что-то перепутал), но на устранение неполадки ушло около получаса.

После мы поехали на автовокзал и взяли два билета до Сицзе (新街) — поселок вблизи террас в округе Юаньян. Если не уверены в своем произношении, то лучше заранее подготовьте табличку с начертанным иероглифами названием места, куда держите путь. Автобусы отправляются с южного автовокзала (South Bus Station) — добраться туда можно на метро. До отправления оставалось много времени, и мы решили позавтракать — на площади перед вокзалом есть небольшой «фуд-корт» с уличной едой. Идеальный вариант для завтрака в Китае — это баоцзы. Небольшие пирожки с начинкой (мясо или овощи), приготовленные на пару. Именно ими и лакомился главный герой мультфильма «Кунг-фу Панда». Продаются в Китае повсеместно. Если видите на прилавке круглые бамбуковые корзиночки, знайте — там готовят баоцзы. Смело спрашивайте! Как правило, в одном бамбуковом лотке помещается около 7-8 штук. Стоимость в среднем по юаню за штуку.

Автобусы в Сицзе отправляется 4 раза в день, первый — в 10.20. На него мы не успели и поехали на дневном, но лучше стараться уехать на самом первом. Ехать долго— около 7-8 часов. Несколько раз мы отправляли в хостел SMS с вопросом: «Когда же нам выходить?». Но ехать нужно до самого конца. По пути будет долгая остановка в Юаньяне (раньше автобусы доезжали только до сюда). После нее за окном, наконец, появятся рисовые террасы, и будет казаться, что вы уже на месте. Однако ехать еще около часа, любуясь террасами из окна. Мы попали как раз в то время, когда они были в закатных лучах. В Сицзе мы приехали, когда стемнело. Выйдя из автобуса, мы увидели местных жителей, которые предлагали услуги трансфера. Скооперировавшись с двумя китайцами, чтобы было дешевле, мы сели в машину и показали водителю распечатку с бронью, где были указаны название и адрес нашего хостела. Если хорошо владеете китайским, с водителями можно и нужно торговаться. По пути завозят к пункту пропуска, где нужно купить билет на посещение Национального парка «Рисовые террасы Хунхэ-Хани». Стоимость около 15 $. Билет дает право на посещение всех смотровых площадок региона. Его требуется предъявлять на самых популярных и наиболее посещаемых террасах. Однако гулять среди остальных террас (их в регионе очень много) и в деревнях можно абсолютно бесплатно. Читала также в Сети, что можно договориться с водителем, чтобы не заезжал в офис для покупки билетов — в случае если вы не планируете посещать официальные смотровые площадки или если у вас совсем ограничен бюджет. Опять здесь же не лишним будет хорошее знание китайского, но доподлинно неизвестно, станет ли водитель так рисковать. Было уже поздно, и мы спрашивать не стали. Заехали, купили билеты и поехали дальше. К тому же как можно скорее хотелось добраться до места и очень сильно хотелось есть. Еще 40 минут по узкой горной дороге и мы, наконец, приехали.

В самом Национальном парке есть несколько хостелов и гостевых домов. Выбирать стоит в зависимости от расположения по отношению к террасам. Мы забронировали двухместный номер в Yuanyang K2 International Youth Hostel . Находится он в деревне Duoyishu всего в 15 минутах ходьбы от одноименной смотровой площадки, куда принято приходить на рассвете. В номерах есть электрические одеяла — особенно актуально в холодное время года, а с балконов верхних этажей открывается великолепный вид на ближайшие террасы.

Вид на террасы из хостела

Кафе и ресторанов как таковых в самом парке нет, еду можно заказывать в ресторанах при хостелах и гостевых домах. К рису подают различные овощные и мясные блюда — последние значительно дороже. Вечером все собираются в ресторане внизу: кушают, греются (работает обогреватель), общаются, читают книги. За ужином к нам подошла девушка по имени Кэнди (это ее ненастоящее имя — китайцы часто берут себе второе имя на западный манер, чтобы проще было общаться с иностранцами) и спросила, какие у нас планы на завтра. Мы ответили, что собираемся на рассвете посетить террасы Duoyishu. Дальнейших планов у нас не было. Тогда она сказала, что договорилась на завтра с водителем микроавтобуса, который обещает провезти по самым интересным местам. Пока что едут она и ее знакомая, и ей нужно найти еще 4-5 человек в группу. Мы охотно согласились. Договорились завтра встретиться здесь же за завтраком в 9 утра.

Спали мы в эту ночь хорошо. В номере были горячий душ и спасение от холода — электрические одеяла. Лайфхак, как использовать электрические одеяла: включаете одеяло в розетку, идете в душ, возвращаетесь в теплую и нагретую постель.

Встали мы в 6 утра, тепло оделись и вышли на улицу. Было еще темно. На выходе из хостела встретили швейцарца. Он был здесь уже неделю. Каждое утро он вставал на рассвете и отправлялся гулять по террасам (в этой местности есть несколько хайкинговых маршрутов, один из них, к примеру, проходит между деревнями Duoyishu и Bada), а возвращался лишь с заходом солнца. Сказал, что здесь очень живописно. На что мы с уверенностью заявили, что в Швейцарских Альпах не менее живописно. Он согласился, но добавил, что здесь какая-то особенная атмосфера. С этим мы не могли поспорить. В утренних сумерках по пути к террасам мы встретили местных жителей, которые шли на работу, и деток — в национальных костюмах — сонно бредущих в школу. По дороге они продавали туристам вареные яйца — по юаню за штуку. Я купила. Мне не жалко. А яйцо в кармане никогда не помешает.

Террасы Duoyishu (多依树) — одни из наболее посещаемых в регионе. На входе на смотровую площадку проверяют билеты. Когда мы пришли, уже вся площадка была заполнена людьми. Повсюду были китайцы со штативами и прочей техникой, и очень сложно было найти свободное местечко, чтобы стать. В итоге немного побродив, нам все-таки удалось найти место для обзора.

Рисовые террасы Duoyishu

Все дожидались восхода солнца. И мы вместе с ними. Однако когда солнце взошло, оно практически сразу спряталось в тучу. Поэтому ярких рассветных красок, отражающихся в заполненных водой террасах, мы не увидели. Да, было красиво, но не более того. Какого-то «вау-эффекта» не получилось. К тому же прочувствовать всю атмосферу места помешали туристы, которых там было ну очень много.

Террасы Duoyishu на рассвете

Террасы и деревня Duoyishu на рассвете

Смотровая площадка Duoyishu

Мы вернулись в хостел и встретились с нашей компанией на день. Все уже сидели за столом и завтракали. Там были Кэнди, ее подруга, с которой они познакомились уже здесь, на террасах, девушка из Гонконга и еще две девушки, которых Candy отыскала сегодня утром. Позавтракав лапшой на бульоне с яйцом и травами, мы вышли на улицу, где нас уже дожидался гид.

Первая остановка была неподалеку от нашей деревни. Мы вышли из автомобиля, чтобы сделать несколько снимков на фоне террас.

Рисовые террасы, заполненные водой

Местные жители горных деревень

Далее мы приехали в настоящую деревню, где уже много лет проживают представители этнического меньшинства Хани. Первые появились в этих крутых горах около 2500 лет назад. Около 2000 лет назад предки народа Хани поселились на берегах реки Хонгха в Юньнане и заложили на прибрежных склонах первые рисовые террасы. За последние 1300 лет люди Хани разработали сложную систему каналов, чтобы доставлять воду от засаженных деревьями горных вершин до этих террас. Также они создали интегрированную систему сельского хозяйства, которая включает разведение буйволов, рогатый скот, уток, рыбу и угрей, а также поддерживает производство красного риса — основного урожая области.

Увидели мы в деревне и рогатый скот, и уток, и прочую живность, а также рисовые террасы, на которых работают представители этноса Хани.

Домашний скот

Террасы в окрестностях деревни

Крестьянка, идущая работать в поле

Но больше всего нам понравились сами люди. Они не обращали на нас ни малейшего внимания и продолжали заниматься своими повседневными делами: шили, стирали, работали в огороде, готовили еду, смотрели детей. Наш водитель, к слову, тоже был выходцем из Хани, только жил и работал уже в городе.

Малолетние потомки Хани за стиркой

Источник с водой

После мы отправились еще на одну смотровую площадку — Laoyingzui (老鹰嘴). Место это не такое популярное, как остальные. Расположено оно вдали от дороги и скрыто от туристических автобусов, а ведет к нему узкая дорожка. На мой взгляд, это одно из лучших мест для любования террасами.

Смотровая площадка Laoyingzui

Там нет облагороженной смотровой площадки, и наслаждаться видом можно прямо сидя на обрыве. Однако следует быть крайне осторожными, чтобы не упасть — очень ветрено. С этой точки террасы можно отчетливо рассмотреть сверху: они многоярусные и из-за наличия в воде различного рода примесей (трава, красная ряска, разные по составу почвы) выглядят разноцветными. Мы не преминули сделать общий снимок в таком живописном месте.

Мы всей компанией (слева от меня Кэнди)

Затем мы отправились в деревню Shengcun (胜村), чтобы пообедать. Кафе, куда мы зашли, предназначалось для местных и выглядело что ни на есть просто. Там не было меню с картинками и подписями на английском для туристов. Там вообще не было меню. О наличии кушаний нужно было узнавать непосредственно у хозяев. Поэтому выбор блюд мы полностью доверили нашим китайским друзьям.

Кафе для местных

В Китае принято заказывать 8-10 блюд на компанию плюс порцию риса каждому. Затем блюда из общих тарелок по чуть-чуть накладывают в свои — таким образом удается попробовать все блюда со стола. В конце трапезы выставленный счет делят на всех. Мы так и сделали. Практически все блюда оказались без мяса. Но это не проблема. В Китае очень вкусно умеют готовить всякого рода ростки, корешки, овощи и грибы, что порой привычный нам овощ, такой, например, как капуста, можно даже не узнать. Мой фаворит — баклажан. Так вкусно, как в Китае, его не готовят больше нигде в мире. Именно китайская кухня и стала отправной точкой к тому, что по приезде домой мы частично отказались от употребления мяса.

C нашими китайскими друзьями за столом

Вкусно и сытно пообедав, мы поехали дальше. При выезде из деревни уткнулись в похоронную процессию. На улице стоял жуткий шум, а воздух был наполнен дымом. Впереди несли гроб, позади шли люди с яркими транспарантами и разноцветными гирляндами в руках. Женщины были одеты в национальные костюмы, а головы у мужчин были обвязаны белыми платками. Женщины пели, рыдали, падали. Шествие сопровождалось громкой музыкой (далеко не траурной) и бросками петард, которые взрывались практически под колесами нашего микроавтобуса.

Похоронная процессия

Китайские похороны

Нашей следующей остановкой были популярные террасы Bada (坝达). Для пропуска на площадку нужен билет. Здесь террасы можно рассмотреть во всем своем величии с высоты птичьего полета. Не зря «вada» c языка Хани переводится как ближайшее к небу место. Террасы огромные! Начинаются с 800 метров над уровнем моря у реки Масу и поднимаются вверх по горам на высоту более 2000 метров.

Рисовые террасы Bada

Далее нас высадили на парковке возле террас неподалеку от деревни Qingkou (箐口) и предоставили свободное время. Здесь наша группа разделилась: кто-то пошел смотреть террасы, кто-то остался на смотровой площадке (расположена у самой дороги), а мы прямиком отправились в деревню Qingkou. Ведет к деревне очень живописная дорожка среди рисовых террас.

Дорога через террасы в деревню Qingkou

По пути встретили маленьких попрошаек, которые выманивали у нас деньги за то, что мы их сфотографировали.

Маленькие попрошайки

Этническая деревня Qingkou —это типичная деревня Хани, которая состоит из 150 семей и насчитывает 800 представителей этнического меньшинства Хани. Эта деревня показывает общие характеристики культуры народа Хани, которая представляет собой интегрированную экосистему леса, воды, деревень и террасных полей. Надлежащим образом эксплуатируя и всесторонне используя природные ресурсы в течение сотен лет, она считается образцовой деревней в деле содействия развитию сельского хозяйства.

Этническая деревня Qingkou

Указатели в деревне

Дорожка, ведущая от деревни к террасам

Деревня показательная. Все ее жители ходят в национальных костюмах. Прогуливаясь по деревне можно увидеть традиционные жилища народа Хани — земляные дома, крыша которых похожа на большой гриб. Состоят эти грибовидные дома из каменных и земляных стен, бамбуковых или деревянных каркасов и соломенных крыш. Постепенно традиционные земляные дома вытесняются кирпичными с соломенной крышей.

Грибовидные дома этноса Хани

Есть в деревне и главная площадь, и водяная мельница, и даже музей, созданный для демонстрации истории и культуры народа Хани.

Музей истории и культуры народа Хани

Днем воздух прогрелся до +15 °С, и было очень приятно просто гулять по деревне и время от времени спускаться к близлежащим террасам, наслаждаясь по-настоящему весенней погодой.

Рисовые террасы и огороды жителей деревни

Примеряю традиционную китайскую корзину для грузов

Обратно к автобусу мы возвращались другой дорогой, которая, петляя, вывела нас к шоссе. По обе стороны от дороги возводились новоделы, стилизованные под традиционные жилища Хани. Возможно в ближайшем будущем тут появится туристическая деревня. И кто знает, может, там остановитесь именно вы.

Новоделы, стилизованные под традиционные жилища Хани

Закат мы поехали встречать на знаменитые террасы Laohuzui (老虎嘴). Их еще называют «Пастью тигра». При подъезде к смотровой площадке на обочине выстроилось много машин, поэтому парковаться пришлось в километре от террас и дальше идти пешком. Оставленные вдоль дороги машины создавали трудности для проезда крупногабаритных автомобилей, в результате чего последние становились участниками затора, как этот грузовик со свиньями.

Грузовик со свиньями

Смотровая площадка Laohuzui большая, имеет несколько уровней. На входе требуется показывать билет. Несмотря на то, что мы приехали заранее, людей собралось уже предостаточно и все «вакантные» места были заняты. Предприимчивые местные жители занимали наилучшие точки для съемки, чтобы потом перепродать эти места фотолюбителям, предлагали в аренду штативы, торговали продуктами и водой. Немного потолкавшись (без этого там никак), нам все же удалось приткнуться, и мы принялись ждать заката.

Смотровая площадка Laohuzui

Когда солнце зашло, террасы заиграли новыми красками. Пасти тигра мы, конечно же, не увидели. Но то, что мы увидели, нас впечатлило. Было в этом что-то романтическое, одновременно художественное и поэтическое и вместе с тем магическое — до конца не верилось, что это творение рук человека, а не чудо природы. Мы забыли про суету вокруг и испытали поистине эстетическое наслаждение.

Террасы Laohuzui на закате

Террасы Laohuzui после захода солнца

Вернувшись к автобусу, мы встретили наших китайских друзей с горящими от восторга глазами. Все они наперебой ринулись показывать нам на экранах своих телефонов и фотоаппаратов очертания тигра, увиденного на террасах. Не сказать, что было похоже, но с того ракурса, откуда снимали они, что-то напоминающее силуэт тигра угадывалось. Всю обратную дорогу до хостела мы проболтали. Кэнди спрашивала, как мы с мужем познакомились, где учились, кем работали. Ей было интересно все. Сама же она работала в международной торговой компании, куда смогла устроиться благодаря знанию английского. В ее обязанности входило вести переговоры и деловую переписку с иностранными клиентами.

За ужином мы снова собрались всей нашей компанией в ресторане хостела и заказали на всех много тарелок с едой. А после все ненадолго задержались внизу для того, чтобы обменяться контактами и пожеланиями на будущее. Потом все пошли отдыхать, а Кэнди осталась, чтобы помочь мужу перевести на китайский приветственное письмо в буддийский монастырь, куда он отправлялся через два дня. Попрощались мы очень душевно, подарив ей на память филиппинскую открытку с изображением тарсиера. По приезде домой мы какое-то время продолжали общаться с Кэнди по электронной почте. И она даже собиралась приехать к нам в гости на новогодних каникулах. Но потом у нее поменялись планы, и поездка в Россию, а заодно и к нам в Беларусь не состоялась. К тому же возникли определенные трудности с получением визы. Сейчас гражданам КНР виза в Беларусь не нужна. Надо обязательно будет ей написать. Пусть приезжает.

На следующий день мы снова встали рано и отправились изучать ближайшие к хостелу террасы. Они оказались не менее живописными, чем остальные.

Террасы возле хостела

По пути мы встретили крестьянина, который выгуливал коров характерной для этой местности породы, а на самих террасах — фермера, который вспахивал террасная поля.

Местный житель с коровами

Фермер, вспахивающий террасные поля

Затем мы отправились в деревушку Pugao Laozhai, которая находилась всего в 20 минутах ходьбы от нашего хостела. Там также сохранились уникальные грибовидные дома народа Хани. В деревне мы встретили группу из трех человек с гидом. Это были чуть ли не единственные люди европейской внешности (после швейцарца), которых мы встретили за все три дня пребывания в Национальном парке.

Деревушка Pugao Laozhai

Смотровая площадка в деревне Pugao Laozhai

Чтобы уехать обратно в Сицзе,нужно просто выйти на дорогу и дожидаться маршрутки или автомобиля, следующего в город. Расписания маршруток нет, вариант с автомобилем дороже. Когда мы вышли с вещами на дорогу, то встретили там француженку, которая тоже ждала транспорт. Она жила здесь в течение двух месяцев и писала дипломную работу о народе Хани. Мы даже немного ей позавидовали — какими интересными во Франции могут быть темы для дипломных работ! Мы спросили, каково было ей тут. Она сказала, что было очень холодно, сейчас — значительно теплее. На вопрос, понравились ли ей террасы, она ответила, что еще там не была. Но сегодня-завтра обязательно собирается их посетить. Билетов у нее не было, и мы на всякий случай отдали ей свои — вдруг у нее получится по ним пройти. Машину пришлось ждать очень долго. Видимо, попали на время обеда. Поэтому когда подъехал автомобиль, мы без промедления запрыгнули, не став даже торговаться. Француженка вышла на смотровой площадке возле деревни Qingkou, а мы поехали дальше.

Дорога была горная и узкая, а водитель ехал очень стремительно. В какой-то момент он неожиданно достал электробритву и стал бриться. Прямо за рулем. Мы привыкли, что от китайцев можно ожидать все, что угодно. Но чтобы такое! Мы, если честно, опешили и даже не смогли ему ничего сказать. К счастью, до города добрались благополучно.

Оказалось, что автобус в Куньмин, на который мы так спешили, уехал еще рано утром (у нас было неверное расписание), а следующий только в три. Этот вариант нам не подходил. В девять вечера мы должны были сесть на поезд и отправиться в Дали — городок неподалеку от Куньмина. Мы стали объяснять это работнику в билетной кассе, но он ничего не понимал по-английски. Тогда я вспомнила, как по-китайски будет поезд, и мы с мужем стали изображать спешащих, указывая при этом на большие вокзальные часы. «Спектакль» длился около 5 минут. Потом работник улыбнулся и стал куда-то звонить. На том конце провода с нами по-английски заговорила его дочь, школьница, которой мы все объяснили. После этого работник снова куда-то позвонил — на этот раз, видимо, водителю автобуса. Положив трубку, он сказал, что нам нужно ехать на автобусе, отправляющемся в три часа, и что мы обязательно успеем на поезд. Нам ничего не оставалось делать, как просто поверить ему и купить билеты. Других способов добраться в Куньмин не было. До отправления автобуса оставалось время, и мы пошли в ближайшее кафе, чтобы пообедать.

Проехав половину пути до Куньмина, к нам подошел водитель автобуса и сказал выходить вместе с вещами. Не знаем, что это был за город, но нас пересадили в другой автобус, на котором мы поехали дальше. Китаец с автовокзала не обманул. Мы действительно успели на поезд в Дали и даже приехали на вокзал за полчаса до отправления. Но это уже совсем другая история.

В заключение хотелось бы сказать, что террасы впечатляют, завораживают и дальняя дорога туда стоит того, чтобы их увидеть. Однако не стоит ограничиваться лишь официальными смотровыми площадками. Кроме них, в регионе есть очень много не менее живописных и к тому же безлюдных террас. Следует гулять по местности, заглядывать в деревни, изучать быт и обычаи местных жителей. Потому что главное богатство региона Юаньян — это люди. Именно люди много сотен лет назад создали здесь первые террасы. И именно они продолжают творить историю этого места и по сей день.

Добавить комментарий